Елена Шевченко Юрий Грозмани    ГРОШЕВЫЕ РОДСТВЕННИКИ
Барометр

На следующий день мы с Летицией, без чьей помощи я никак не мог справиться, купили все по списку, присланному на мою почту четвероюродной теткой. Оставив меня со спящим Викентием, Летиция занесла в квартиру Игоря пакеты с продуктами, среди которых главными были кофе сильной обжарки и кьянти из Тосканы, Ольга Сергеевна это отметила отдельно. Я наблюдал за двором, но нашего разведчика не заметил, что не удивительно, я привык к ее фокусам. Летиция вернулась с новостью. На балконе сидит кот, она не знает, откуда он свалился, но поставила ему воду и молоко.

- Гениально! - я позволил себе обнять ее за плечо. - Это кот нашего фигуранта, вот и повод выйти на соседа. Отлично, что ты его прикормила, он вновь придет.

- Еще я видела странного человека, он поднимался по лестнице, - Летиция была воодушевлена моим восторгом. - Он какой-то не такой, в сюртуке и пенсне, да-да, представьте, не в очках, а в пенсне.

- Он молод, лет тридцати, высокого роста и бледен? - я удивил ее, она изумленно кивнула. - Это сосед, милейший человек, хотя и со странностями, кажется, его зовут Сергей Евгеньевич.

Пройдоха, хитрец, он решил действовать самостоятельно. Заносчивый человек, не может даже помыслить, что его внучка даст ему сто очков форы и раскусит его сразу. Но почему он явился Летиции?

Она смутилась под моим внимательным взглядом. Я не хотел торопиться, я готов был рассказать бредовую историю про Сергея Евгеньевича Гроше, что встретился ей на лестнице, увидеть недоверие и сомнения. Пусть, лишь бы вдыхать ее аромат, сидеть рядом, случайно касаясь руки, придумать еще что-то. До пятницы, когда состоится наш первый урок, было далеко. Сегодня только среда, а до нее будет длинный четверг, который уже канун урока.

- Мы спасем Игоря? - спросила она с надеждой. - Я устала бояться. Мне страшно, что они придут ночью, перевернут весь дом, разбудят детей, раскидают мои вещи. Будут трогать Сашкины игрушки, а он расставил солдатиков на карте, разыгрывает оборону Шипки и рассказывает про Радецкого. Просится в военно-музыкальное училище, на казенный кошт, хорошо, что до этого еще три года.

- Ольга Сергеевна, праправнучка Радецкого, хотела бы познакомится с тобой, - сказал я, лишь бы что-то сказать.

Не смог спросить, любит ли она еще Игоря.

- Она главный сыщик в этом деле. Она убеждена, что мы выведем злодея на чистую воду, я хочу верить ей. К тому же вы были в отделении Игоря, - я опять перешел на вы, - они уже поставили галочку, что опросили вас и не придут. А хотите я сниму для вас дачу в Подмосковье?

- Нет, это невозможно, у меня ученики. И Саша ходит в школу, - я совсем забыл, что уже октябрь.

- А Сашке кадетская форма пойдет, - сказал я, заводя мотор, чтобы отвезти их домой.

- Вряд ли туда пустят его белого медвежонка, - засмеялась она. - Я подарила его, когда Саше исполнилось три, и он не расстается с ним. Даже в школу таскает в портфеле и спит с ним. Он спросил, не отдам ли я его Викентию, а потом сказал, лучше он сам отдаст, когда уйдет в училище. Сам передаст, у каждого должен быть свой мишка. У вас есть?

- Сын до десяти лет собирал медведей, целая армия получилась. Но оставил их, когда уехал в Германию.

- Вы скучаете?

- Не знаю, - я действительно не знал. - Наверное. Мы часто видимся, каждый день разговариваем, даже чаще, чем когда он жил с нами. Он вырос.

- Я тоже мало говорила с папой, почти не говорила. А потом он заболел, и мы говорили много, часами. Он пытался рассказать про себя, про сына, которого не знал, про свое детство. Но он никогда не говорил о семье, семье в целом.

- Вы подружились с Ростиславом?

- Мы познакомились. Мы разные. Он простил меня за отца, хотя меня не за что прощать, но это уже не стоит между нами. Просто мы знаем друг друга.

- А мы с вами тоже всего лишь познакомились?

Она опустила глаза, положила руки, как послушная школьница, на колени. Потом подняла голову:

- Не знаю, но мне кажется, мы можем стать друзьями. У меня никого нет, кроме детей, даже подруг, не успела обзавестись. Требовалось время, а у меня все было бестолково - муж, Саша, работа, второй муж, Кеня и это вот сейчас.

Я остановился у ее подъезда, и она с Викентием ушла, даже не обернувшись.

Я опять опоздал к ужину, за что мне будут пенять и жалеть меня, нельзя же так надрываться на работе. Так и было бы, но позвонила Ольга Сергеевна. Она переехала на Рабочую улицу, благодарила за продукты. Через пару дней она готова принять в гостях меня и Летицию. Необходимо создавать движение, устраивать праздники и приемы, жизнь должна кипеть, чтобы все, это она сказала с особым нажимом, заметили. Я обещал быть у нее в назначенный день, это услышала Маришка, и на ближайшие четыре дня мне был составлен жесткий список дел, которые начинались с вечера следующего дня, захватывали выходные, не оставляя ни одной свободной минуты.

Но ее планам, как и моим, не суждено было сбыться. Я даже не поехал на первый урок музыки, вместо этого мы с Летицией и ее детьми приехали в новую обитель Ольги Сергеевны.

Открыв дверь, Ольга Сергеевна шепнула нам:

- Здесь я Нина Сергеевна.

Мы, громко и ничего не понимая, приветствовали ее новым именем. Только Саша, внимательно рассмотрев Ольгу Сергеевну, церемонно спросил:

- Вы моя бабушка?

- Почти, - Ольга Сергеевна смутилась и обрадовалась одновременно, - в какой-то степени. Проходите, сейчас мы все выясним и поймем.

За два дня ей удалось превратить квартиру Игоря в свою. Я недоумевал, как она ухитрилась перевезти с собой столько безделушек и вещиц, назначение которых был неясно всем, кроме Саши. Он безошибочно угадал табакерку, ароматницу, его увлекла подзорная труба и сухарница, только барометр смутил. Ольга Сергеевна объяснила, для чего он нужен, но Саша не понял. Ему понравились слова, что раньше эта штука плавала на каком-то фрегате и вместе с ним пересекла Атлантику. Сашка сразу решил податься в юнги, но Ольга Сергеевна строго возразила:

- Моряков в нашем роду не было.

Саша ответил, что он будет первым. Но Ольга Сергеевна была убежденным сторонником продолжения традиций, не уточняя, которой из них. Судя по характеру, она явно унаследовала гены от Пиотра Гроше. Окончательно Саша тронул ее сердце, исполнив на флейте, которую он предусмотрительно взял с собой, Марш гусаров Радецкого.

Летиция тоже была принята благосклонно, ей даже предложили непременно навещать Ольгу Сергеевну, которая и сама в юности брала уроки игры на фортепиано, но дальше этюдов Гедике дело не пошло. Маленький Викентий очаровал ее.

В этот день я так и не узнал, как продвигается ее миссия. Она была светски настроена и совершенно забыла, как мне показалось, о нашем деле. Ее настроение передалось и мне, я плюнул на хлопоты о судьбе Игоря.

Мы болтали об истории, только Летиция иногда тревожно поглядывала на меня. Что не ускользнуло от хозяйки дома несчастного старшего лейтенанта Игоря Красовского, которого Ольга Сергеевна не обошла вниманием, отметив, что род Крассовских значим и влиятелен. Он дал немало славных представителей, и Александр не так уж и неправ в своих желаниях и мечтах - у Крассовских на гербе шпага и якорь. Этим она окончательно покорила Сашку и изумила меня, хотя старая лиса, наверняка, подготовилась к встрече и проштудировала гербовники.

- Вы спросите, откуда я так хорошо знаю историю рода Крассовских? - она играла свой спектакль, нам отводилась роль послушных статистов.

- Он, о, этот Крассовский - мой соперник. В Дворянском собрании он пытается занять мое место секретаря, его поддерживает Ростовцев. Но что он! Из самой захудалой ветви блистательного рода может против меня? Меня поддерживает сама правнучка адмирала Макарова и Нахимов с Истоминым.

Саша замер, с удивлением глядя на хозяйку дома, он совершенно забыл о том, что он в доме отца.

- Может, они составят тебе протекцию в морской корпус, - подмигнула она мальчику. - И я обязательно испрошу у Крассовского родословную для тебя.

Она водила нас за нос, понимая, что нас интересует судьба лишь одного из бесконечных Крассовских. Но об этом я узнал лишь через два дня, в понедельник, в Спасо-Андрониковом монастыре, где мы с Ольгой Сергеевной встретились в мой обеденный перерыв.

[Предыдущая глава] [Следующая глава]