Елена Шевченко Юрий Грозмани    ГРОШЕВЫЕ РОДСТВЕННИКИ
Эркюль Пуаро

Я сидел на кухне Стаса, отказавшись от паштета из молок лососевых рыб, Стас приготовил его сам. Фестиваль джина закончился, они перешли на водку и пиво. Я отказался от угощения, сославшись на цейтнот. Мне не хотелось слушать про пользу молок, особенно лососевых, я хотел узнать у Игоря самые простые способы дознания.

- А что там? Берешь и прессуешь, если в отказ уходит, грозишь камерой, на три дня любого можно упаковать. Если не того взяли, извинения принесешь и все, они и сами рады свободе.

- Я не могу грозить соседям Егоркиной, - вспылил я. - Они вообще могут меня на фиг послать, и будут правы. Их наверняка шесть лет назад уже допрашивали, причем люди в форме. А я кто? Дальний родственник? Или мне твою историю для жалости рассказать?

- Да, без ксивы никак, - неожиданно разумно заметил Стас, - без бумажки, как говорится, ты какашка.

Об этом я не подумал в этой кутерьме.

- А мы сейчас тебе смастерим документ, - Стас посмотрел на Игоря. - Давай удостоверение, за образец возьмем, я такое нарисую, никто не догадается.

- Не стоит, - Игорь задумался, - сейчас народ ушлый, права свои знает, сразу в отделение позвонят.

- Тогда скострячим ФСБшное, - не растерялся Стас.

- Ты еще в переходе купи, там много умельцев товар свой предлагают. Здесь что-то другое нужно, к тому же расследование по растрате точно закончено, никто не будет висяк держать, это же не убийство и фирмешка частная, не государственная.

- Вот дамочка попалась - по одному делу отмазалась, по другому влипла, - хмыкнул Стас и добавил, - в капот автомобиля.

- А если ты частный детектив? Индивидуальный предприниматель с лицензией частного детектива. Легенда такая: по просьбе компании, потерпевшей убытки, поиск продолжается, хотя следственный комитет дело уже закрыл, - сказал Игорь.

- А где мы лицензию возьмем? - с издевкой поинтересовался я.

- Нарисуем, - кивнул Игорь на Стаса. - ИП оформлять не надо, хватит лицензии и любого в свободной форме удостоверения с печатью ИП, - задумался и продолжил, - и рисовать не надо, есть у меня приятель со своим агентством, за ним должок.

- Никогда не хотел стать Шерлоком Холмсом, - вздохнул я.

- Я бы и сам пошел, но у тебя лучше получится. Тебе бабки и бабуськи доверятся, позитивный ты снаружи, ботинки дорогие, часы хорошие, - он просканировал меня, я даже поежился, - ложку не сопрешь, по голове не треснешь.

- Удачно маскируюсь, - мне захотелось вмазать Игорю.

Он даже не спросил, на что сейчас живет Летиция, на что Сашку кормит. Он был занят собой. Конечно, он попал в переплет, в который затащил всех, дорого ей обошлась юношеская любовь. Мне очень хотелось разбить его понурую морду, но вместо этого я пойду на поквартирный опрос, так, кажется, это называется на ментовском языке. Эта личинка насекомого, во мне росло отвращение к нему, я звал его про себя опарышем, взяла надо мной верх. Мне оставалось только уйти, завтра Стас обещал подвезти мне все документы.

- Что там делать? - злился я, разговаривая сам с собой в салоне автомобиля. - Лишь обойти подъезд пятиэтажки, встретиться с кумушками на лавочке, всего-то на пару недель работы. Все помогают, даже эти из своих веков прибыли, морально поддерживают, советы дают - то эмиссаров отправить, то спиритический сеанс устроить.

- А впрочем, - я резко затормозил, за что меня обложил матом таксист, пришлось извинительно поморгать аварийкой, - они правы, один я не справлюсь, мне нужен эмиссар. Я даже знаю, кто им станет, я даже готов принести жертву.

В отличном настроении я запарковал машину, купил жене бутылочку токайского и лилию, она их любит. Как-то я принес на годовщину свадьбы розы, так она два дня дулась, что я забыл ее любимые цветы, пришлось бежать за этой треклятой лилией. Я гордился собой, я почти выпутался из истории, ну если и не выпутался, то не все так страшно, мы справимся. Со мной поравнялся Пиотр, этого мне еще не хватало, он махнул лайковой перчаткой, кивнул:

- Ты прав, Викентий. И зря ты думал, что все Гроше никчемные и пустые, этого не может быть.

Я остановился, я не говорил ему этого, значит, он подслушивает мои мысли. Или все же говорил, тогда, когда мы всю ночь пили в машине. Он пошел дальше, бросив на ходу:

- Я думаю, - он выделил эти слова, ну, конечно, его мысли бесценны, - Станислав и Ростислав тоже внесут лепту и немалую в наше общее дело. Не забывай, вы братья, - без масонской риторики этот мыслитель не мог.

Хорошо, что он оставил меня сейчас, хотя настроение было испорчено. Я задумался, к чему привинтить этих жизнерадостных раздолбаев. Хотя помести их в другой век, может, не такие никчемные и оказались бы. Тянул бы Ростик армейскую лямку, глядишь, до полковника дослужился. А Стасик бы в палате мер и весов служил или помещиком заделался, собак завел бы, с соседями дружил, предводителем дворянства выбрали бы.

[Предыдущая глава] [Следующая глава]