Елена Шевченко Юрий Грозмани    ГРОШЕВЫЕ РОДСТВЕННИКИ
Логово хакера

Стас взял трубку, будто и не спал в это время. Он обрадовался мне и зарокотал:

- Здорово, что ты позвонил. А то завтра я отчаливаю. А хочешь вместе рванем? - будто мы не расставались почти на полгода и обо всем уже договорились.

- Стас, ты сейчас из дома не уходи, это важно. Адрес пришли на телефон, я сейчас подъеду.

Стас не удивился ни моему позднему визиту, ни гостю, а вот Игорь испуганно озирался. В обшарпанной прихожей горой лежало снаряжение дайвера - баллоны, ласты, мешки, внушительный рюкзак, в комнате до потолка громоздились процессоры, серверы, принтер и еще какие-то агрегаты, назначения которых я не знал.

- Вот собрался погружаться, - радостно сообщил Стас. - Давно не нырял. Пока не решил: в Абхазию или в Крым рвануть, там есть пара мест. Ты в Кызыл-Кобе был?

- В Абхазию лучше, - неожиданно сказал Игорь.

- Ты тоже ныряешь? - мне стало казаться, что они оба сумасшедшие, да и в себе я уже не был уверен, раз ввязался в эту историю.

- Нет, могу тебе помочь. Там у меня есть хороший человек, он мне кое-что должен.

Я не хотел слушать их байки.

- Стас, зачем тебе нырять?

- Знаешь, какой драйв?! Выплывешь - не выплывешь, ты один, все зависит от тебя, никто не поможет, в случае чего. А случаи бывают разные, - Стаса понесло. - Вот я как-то ушел на 80 метров, я тяжелый, мне даже груз не нужен, во мне 140 кг живой массы. Не поверишь, еле выполз, причем я проплыл по подземной реке и оказался в Грузии. Там вышел в гидрокостюме, без документов, а тут погранцы, они меня за лазутчика-диверсанта приняли, - история обрастала подробностями.

- Стас, это все от скуки и дури, - оборвал я его. - У меня другое предложение. Интереснее. Поговорим?

У Стаса загорелись глаза, он легко заглотил наживку, пригласил на кухню, выставил батарею бутылок с джином, даже «Бомбей» и «Хендрикс». Этот неряшливый оборванец оказался совсем не бедняком, как казалось мне ранее. Стас, поймав мой взгляд, тут же объяснил:

- Тут работка обломилась, в гостиничке ставил всякую хрень, камеры там и прочее, само собой, сеть. Заплатили кузяво, вот и решил махнуть в пещеры, погружаться, значит.

Игорь молча налил себе джина в немытый стакан и выпил залпом. Он уперся взглядом в пол, будто что-то уронил и пытался увидеть. Стас посмотрел на него с уважением и выставил еще два мутных стакана. Мыть при хозяине было неудобно, я решил, что джин все обеззаразит.

- Тоника нет, - растеряно произнес Стас, - Но закуска у меня отличная.

На столе появилась закопченная кастрюля с холодцом, из желе торчала когтистая куриная лапа.

- Лучший холодец из курьих лапок, только их в одном месте и можно достать, но там у меня налажено. Хочешь, тебе устрою?

Стас извлек из холодильника шмат сала, головку чеснока, выставил пару корытец с дошираком.

- А хлеб у тебя есть?

- Кончился. Но можно с лапшой.

По стене полз таракан.

- Это сейчас редкость в Москве, - с гордостью сказал Стас. - Значит, тут экология хорошая. Дернем? За встречу.

Я выпил и сразу приступил к делу:

- Что тебе эти погружения? Что там кроме щекотания нервов? Чем одна речка отличается от другой? Вот в расследование погрузиться - это да.

У Стаса загорелись глаза, я не дал ему опомниться:

- Игоря, кстати, это Игорь, муж Летиции, помнишь Летицию, надо спрятать. Кто, если не ты? Его ищут, он несправедливо обвинен, бежал из-под стражи, перепилив решетку. Моя машина засвечена, потому я не могу его прятать у себя, если только в подвале, - я говорил вполне в стиле Стаса, Игорь смотрел на меня испуганно. - Мы верим тебе. Вместе мы выясним, кто подставил Игоря.

- Я могу, - Стас плеснул всем по пол-стакана, вспомнил, что у него есть пачка печенья, выложил. Бутерброд в виде печенья с салом оказался не так уж и плох. - У меня связи в органах, я тебе говорил.

- У меня самого этих связей, - буркнул Игорь и зачерпнул ложкой куриную ножку, которую тут же ловко обглодал. - Будь они неладны. Я же старлей полиции.

- Я выше рангом, но не могу раскрыть место службы, - заговорщически сказал Стас, подмигнув мне.

Я объяснил, в чем подозревают Игоря. Стас тут же завелся, стал предлагать взломать все компьютеры МВД, ему это как нечего делать, в этом я не сомневался.

- Так вычислим его врагов, а потом разоблачим их и сдадим органам, - Стас вслух продумывал операцию. - Я могу посоветоваться с нужными людьми.

- А вот этого не надо, - остановил я его порыв, - пусть пока все остается в тайне, злоумышленники проявят себя. Завтра мы с тобой встретимся в центре, я привезу одежду для Игоря.

- Может, его побрить наголо? И очки надеть? Чтобы не узнали, - спросил Стас. - Или парик рыжий надеть?

- Пусть пока не выходит из дома. Надеюсь, за нами не было хвоста.

- Не было, - обреченно согласился Игорь, - у меня чуйка на слежку.

- У тебя враги есть? - Станислав забыл о погружениях.

- Еще бы. Я же мент. И осужденные, и те, кто вывернулся, и эти по работе, я психованный, все знают. Меня даже соседи ненавидят, дверью я хлопаю и прихожу поздно. А что мне делать, если дверь села, а на новую денег нет. Я Летке алименты отдаю, сам кручусь, как умею. Даже не помню, закрыл ли я дверь машины, спешил, до матча оставалось две минуты. Манчестер - Ливерпуль хотел посмотреть.

- Значит, машину угнали после семи.

- После восьми, в восемь трансляцию начали. Завели без ключа, - это была первая толковая информация за сегодняшний день.

- Да там дел, - влез Стас, - кожух снял, провод питания нашел, перебирай остальные, заведется. У тебя какая машина?

- Девятка. Старенькая, от отца осталась, но я ее перебрал, отличная машина. Движок форсированный.

- Ее могли и случайно угнать, - заметил я, размышляя, нужен ли нам частный сыщик или это будет лишним. Может, хватит и нашего здравого смысла и буйной фантазии, взглянул я на Стаса.

- Неслучайно, - опустил голову Игорь. - Женщину сбили неслучайно, нутром чувствую. Я знаю это место. Понимаешь, там зебра, фонари и ни одной камеры наблюдения. Дома далеко, ничего нет, кроме парка. И машин в пятницу там немного. Тормозного следа нет, ее сбивали и сбили.

- А кто она?

- Не знаю, и они пока не знают. Никто не заявил об ее исчезновении, документов при ней не оказалось, мобильного тоже. Одета дорого. Вот и все, что они знают, ну еще про мою машину. Мочканули ее. Или я не опер, - он взял еще одну лапку, кулинарный шедевр Стаса пришелся ему по вкусу.

В детективном романе я еще не был, только в авантюрно-историческом. То, что мне казалось моим родовым долгом, обернулось ужасом с убитой женщиной и беглым ментом, которого я видел впервые, но уже укрывал его. О Боги, за что мне эти испытание и наказание. Я плачу по счетам всего рода? Почему я, а не Стас, не Ростислав и прочие, ведомые и неведомые мне.

Я оставил Игоря и Стаса, обещая к завтрашнему дню обмозговать план наших действий. На улице никого не было, хотя мне казалось, что опять кто-то следит за мной. Я пытался увидеть лицо в темноте, не лица всех этих Гроше, а одно общее лицо, есть же у нас родовые черты. Я тормозил на светофорах и перекрестках, вглядываясь в редких ночных прохожих, они ускоряли шаг, опасаясь меня. Им казалось, что я кого-то высматриваю, они были правы.

Я не знал, как выпутаться из этой истории, у кого искать совета и помощи. Я был в отчаянии - мои романтические бредни предстали кошмарной реальностью. Мне отчаянно хотелось сбежать от всего, что произошло, от всех обязательств. Забыть, начать сначала, даже если моя жизнь не станет иной. И я снова буду аккуратно ходить на скучную работу, по выходным уезжать загород, стричь газон или чистить дорожки от снега, а потом пить чай, смотреть какой-то сериал, болтать о пустяках с женой. Можно завести собаку и гулять с ней по утрам.

Мысль о побеге заняла меня. Я размышлял, как вынуть свою долю из бизнеса, положить ее в банк, зажить спокойной жизнью рантье где-нибудь в Хорватии или Чехии. Все же лучше в Хорватии, там есть море, вдоль которого я и буду гулять с собакой, золотистым ретривером. А вечерами читать книги по истории, которые стоят у меня на полке. Я открыл том Соловьева перед поездкой в Польшу, начал читать «Историю падения Польши», так и не закончил.

Закрутился в родственных делах, они меня увлекли, затащили в омут гордыни, надменности, фанаберии, уподобился сумасшедшим старушкам нашего рода. Почти поверил, что я аристократ в десятом колене, забыл, не хотел помнить, сколько крови намешано - от матушки до прабабушки. Они были обычными, простыми, рядовыми, без генералов и статских советников в родне. А генералы посмеялись надо мной, указали место, предъявили братьев и сестер. Вот такая у тебя родня, Кеня, такая у вас порода, люби ее и гордись, коли сможешь - хочешь Колей Макукиным, хочешь Вовкой, мужем Лелика, столяром Ростиславом, фантазером Стасиком, кого еще забыл из славных представителей потомственных дворян Гроше. Ах, да, родного брата и отца.

[Предыдущая глава] [Следующая глава]