Подарки

А потому что Коля издалека, из своей комнаты, с расстояния каких-то девяти метров, которые отделяют его от елки, не прищуривая ни правый, ни левый глаз видит свой подарок. Это крах, это катастрофа, ничего страшнее он не мог предположить в своих самых жутких фантазиях. Вот он плюшевый белый медведь.

Как он, Коля, опозорен! А ведь Лакоста и Левайса говорили, что заказать компьютерного робота это слишком. Они пытались урезонить Колю и его амбиции. Зачем человеку в десять лет конструктор из ста деталей, микросхем, электронной доводкой, подключением к программам и прочему. Не говоря уже о цене. Но Коля стоял на своем.

В прошлом году он учился так-сяк, признает, но то была начальная школа, а теперь он повзрослел и взялся за ум, и если он хорошо закончит вторую четверть, почему бы не замахнуться на робота. Вот Дедушка Костян верит в акселерацию. Он сам когда-то учился вразвалочку, и про него говорили, что он с ленцой, а потом вдруг как заинтересовался науками, и как пошел. За ним и сейчас угнаться не могут (я не буду вам рассказывать про своего Дедушку, иначе вам не будет интересно про Новый год, про всю нашу семью и даже про весь наш двор, и нашу улицу, вы только будете вздыхать с восхищением «Так это ваш Дедушка!» Не будем про Дедушку, дедушка и дедушка. Костян, и хватит об этом).

- Ну хорошо, - размышлял вслух Коля, идя к елке. - Может, робот с тройкой по географии это не по-честному. Но можно было подарить что-нибудь другое. Что угодно, только не это безобразие. Белый плюшевый мишка - это не просто белый мишка. Это знак, это приговор, это утверждение, что Коля по-прежнему маленькое глупое существо, никто и ничто. И звать тебя никак — Никнейм, одним словом. Это значит, тебя отправляют спать за час до боя курантов, шампанского не дают даже пощекотать ноздри, а завтра первой электричкой сошлют к Дедушке на дачу, где Папа будет закалять тебя на лыжах, а потом уедет по своим делам. А он, Коля, будет болеть от папиной закалки с этим медведем. И никакого компьютера (Дедушка против), и никаких дружков (кого найдешь зимой в деревне?). И никакой личной жизни. Только он, медведь и Дедушка.

Коля мстительно продвигался в сторону медведя. Плюшевый негодяй что-то понял. Это раньше у медведей в голове были опилки, а теперь там более умные материалы. Хотя по виду Коли даже медведь с опилками что-нибудь да заподозрил бы. А этот сразу понял и стал отползать поближе к стволу елки, самые худшие его ожидания подтвердились — ему тут не рады.

- Мало сказать не рады. Насколько не рады! Это тебе еще предстоит узнать, - мстительно заверил его Коля.

К слову сказать, медведь полз не просто так, он по-тихому потерся о нижнюю ветку елки и оторвал этикетку с ценником и адресом магазина от своей ноги. Еще одна хитрость — спрятать позорный документ в мишуру, все — дело сделано. Теперь Коле не отвертеться: сдать его обратно в магазин нет никакой возможности.

Коля ласково, со злодейской улыбкой, глядя в глаза, объясняет медведю простые истины и положение вещей. Зря он, мишка, думает, что Коля маленький неудачник. Это медведь, плюшевое чучело, попал:

- Ты не знаешь, что бывает с белыми плюшевыми мишками, если их дарят взрослым мальчикам.

Белый мишка хотел было заморгать и захлопать ресницами, как делают в таком случае куклы. Но ресницы разработчиками мишек не предусмотрены. Остается только смотреть во все глаза на своего хозяина, повелителя и, похоже, мучителя. А Коля, разгуливая вокруг елки, рисует медведю страшные картины, припоминая опыт своего детства. Слегка привирая, сообщает мишке о судьбе его предшественников.

- Одного, знаешь ли, я покрасил зеленкой, играя в больницу. Хотя он еще заболеть не успел. В профилактических целях. А другому заболеть пришлось. Не на шутку. Но это ради дела. Я оторвал ему глаз, чтобы играть в пиратов. Без глаза жить еще можно. Но сердобольные родители пришили ему пуговицу от дедушкиного пальто взамен глаза. Ты, чучело, представляешь, как видеть мир через пуговицу от дедушкиного пальто?! Нет?! То-то. Этих медведей у меня было, - рассказывал Коля, неся медведя в свою комнату. - И что я только с ними не делал, не припомнить. И не только я. У меня есть старший брат. И друзья. И друзья брата. И судьба всех медведей, что попадали в наши руки, была незавидной. Их стригли, красили марганцовкой, отбеливали хлоркой. Они шли пятнами и полосами и становились похожими на кота. Кстати, одному такому экземпляру я лично приделал хвост. На помойке отдельно валялся. Вещь хорошая, жалко бросать. Только от вони не могли отделаться, как ни крутили в стиральной машине туда-сюда. Пришлось избавиться от целого медведя с хвостом и с вонью заодно. В общем, мой юный друг, тебе конец.

Мишка давился слезами, но решил терпеть до конца. Конец так конец. Лишь бы не все сначала.